Факторы риска развития расстройств алкогольного спектра у плода у матери

Денис Парфенов    | 2021.08.09

Сбор информации о потреблении алкоголя во время беременности - один из самых сложных аспектов изучения нарушений алкогольного спектра плода (ФАСН). Эта информация имеет решающее значение для привязки конкретных факторов риска к любому конкретному диагнозу в континууме FASD. В этой статье рассматриваются основные моменты литературы по факторам материнского риска ФАСН и показано, что материнский риск многомерен, включая факторы, связанные с количеством, частотой и временем воздействия алкоголя; материнский возраст; количество беременностей; количество раз, когда мать рожала; размер тела матери; питание; социоэкономический статус; обмен веществ; религия; духовность; депрессия; употребление других наркотиков; и социальные отношения. Необходимы дополнительные исследования, чтобы более четко определить, какого типа индивидуальные поведенческие, физические иа генетические факторы, скорее всего, приведут к рождению детей с ФАСН.

За почти 40 лет с тех пор, как алкогольный синдром плода (ФАС) был впервые описан как клинический диагноз Джонс и Смит (Jones et al., 1973), несколько общих факторов материнского риска были описаны в ряде исследований с использованием различных подходов, включая анкету. обследования в дородовых клиниках, эпиднадзор с использованием различных записей и популяционные эпидемиологические исследования (May et al. 2009). Одним из наиболее сложных аспектов любого исследования расстройств алкогольного спектра плода (FASD) был сбор точной, честной и подробной информации о конкретных моделях употребления алкоголя и фактических или расчетных уровнях концентрации алкоголя в крови (BAC) и их привязка к точному времени воздействия у отдельных плодов и детей. Информация о конкретных пренатальных формах употребления алкоголя, которые являются необходимыми причинными факторами для ФАСН, была неуловимой.и это фактически ограничило возможность определения истинной распространенности ФАСН больше, чем любой другой фактор (Eriksson 2007).

При диагностике ФАСН у человека необходимо учитывать три основных фактора: (1) физический рост, развитие и структурные дефекты (т. Е. Дисморфология); (2) когнитивные функции и нейроповедение; и (3) воздействие и риск для матери (Stratton et al. 1996). Из этих трех областей во многих случаях чаще всего отсутствует подробная информация о материнском употреблении алкоголя и кофакторах риска. Без точной и подробной информации о материнском риске трудно связать конкретные индивидуальные факторы риска или их комбинации с каким-либо конкретным диагнозом в рамках континуума повреждений, называемого FASD (Eriksson 2007). В этой статье рассматриваются основные моменты литературы по факторам материнского риска ФАСН и показано, что материнский риск многомерен.поскольку существует широкий спектр переменных, которые влияют на развитие ребенка с ФАСН. Необходимы дополнительные исследования, чтобы наиболее четко определить, какой тип индивидуальных поведенческих, физических и генетических факторов с наибольшей вероятностью приведет к рождению ребенка с ФАСН.

Когда диагноз алкогольного синдрома плода (ФАС) был новым в медицинской литературе в середине 1970-х годов, связь между употреблением алкоголя во время беременности и ФАС казалась простой. Литература сначала характеризовалась определением уникальных черт детей с ФАС, наиболее тяжелой формой алкогольного поражения плода (Clarren and Smith 1978; Jones and Smith 1973). Позже, в 1981 году, в первом предупреждении Главного хирурга по поводу FAS просто говорилось: «Главный хирург советует беременным (или планирующим беременность) женщинам не употреблять алкогольные напитки и знать о содержании алкоголя в продуктах питания и лекарствах» (US Surgeon General 1981, p. 9). Простая истина, отраженная в предупреждении главного хирурга, заключалась в том, что любая женщина, употреблявшая значительное количество алкоголя во время беременности, могла родить ребенка с ФАС. Но в значительной степенитогда никто не знал полностью, сколько пренатального воздействия алкоголя было необходимо для каждой конкретной женщины, чтобы вызвать узнаваемые признаки ФАС, которые соответствовали диагностическим критериям в то время. Некоторые исследователи полагали, что может существовать критический уровень алкоголя, минимальный «пороговый» уровень концентрации алкоголя в крови, превышение которого будет равномерно гарантировать или вызывать ФАС у детей типичной женщины. Однако, как показали ранние исследования на людях и животных, действительно существует большое количество различий в чертах или особенностях ФАСН, вызываемых отдельными матерями, разными видами лабораторных животных и разными линиями животных внутри одного вида (Maier and West 2001 ; Thomas et al. 1996; West and Goodlett 1990). Поскольку алкогольное повреждение человека варьируется от легкого до тяжелого,Необходимо изучение разнообразного материнского поведения и черт, которые могли бы объяснить некоторые или все эти вариации. Хотя некоторая часть дифференциальной уязвимости для развития ФАСН, вероятно, является результатом генетических и эпигенетических факторов у матери и / или плода (Warren and Li 2005), данные, собранные на сегодняшний день, предполагают, что наиболее существенный вклад в изменчивость дисморфологии а другие нарушения развития возникают из-за различий в степени воздействия алкоголя, характера употребления алкоголя и других материнских факторов риска.Собранные к настоящему времени данные свидетельствуют о том, что наиболее существенный вклад в изменчивость дисморфологии и других нарушений развития возникает из-за различий в степени воздействия алкоголя, характера употребления алкоголя и других материнских факторов риска.Собранные к настоящему времени данные свидетельствуют о том, что наиболее существенный вклад в изменчивость дисморфологии и других нарушений развития возникает из-за различий в степени воздействия алкоголя, характера употребления алкоголя и других материнских факторов риска.

Описание спектра повреждений

По крайней мере, две концепции возникли в ходе исследований в связи с изменчивым характером эффектов пренатального воздействия алкоголя, описанными в литературе по результатам клинических и лабораторных исследований. Первым было представление о том, что ФАС проявляется разной степени тяжести. Термин «эффекты алкоголя на плод» (FAE) (Aase et al. 1995) впервые был использован для описания ряда черт, аналогичных тем, которые обнаруживаются при FAS, и, хотя они менее выражены, чем у детей с FAS, они были связаны с пренатальным воздействием алкоголя. и были очевидны у некоторых детей, рожденных от матерей, злоупотреблявших алкоголем. Черты FAE были впервые обнаружены, и этот термин был придуман в исследованиях на лабораторных животных.Некоторые исследователи сомневались, можно ли использовать этот термин для людей в клинических условиях и было ли продуктивно маркировать или давать диагностический термин для этих менее тяжелых проявлений пренатального воздействия алкоголя на человека (Aase et al. 1995). Позже комитет Института медицины расширил этот континуум эффектов до четырех различных диагнозов (Stratton et al. 1996). Четыре диагноза, от наиболее дисморфного до наименее дисморфического, были обозначены как FAS, частичный FAS (pFAS), связанные с алкоголем врожденные дефекты (ARBD) и связанные с алкоголем расстройства нервного развития (ARND). Общий термин, позже придуманный для описания этих четырех диагнозов, был FASD (Warren et al. 2004).этот континуум эффектов был расширен до четырех различных диагнозов комитетом Института медицины (Stratton et al. 1996). Четыре диагноза, от наиболее дисморфного до наименее дисморфического, были обозначены как FAS, частичный FAS (pFAS), связанные с алкоголем врожденные дефекты (ARBD) и связанные с алкоголем расстройства нервного развития (ARND). Общий термин, позже придуманный для описания этих четырех диагнозов, был FASD (Warren et al. 2004).этот континуум эффектов был расширен до четырех различных диагнозов комитетом Института медицины (Stratton et al. 1996). Четыре диагноза, от наиболее дисморфного до наименее дисморфического, были обозначены как FAS, частичный FAS (pFAS), связанные с алкоголем врожденные дефекты (ARBD) и связанные с алкоголем расстройства нервного развития (ARND). Общий термин, позже придуманный для описания этих четырех диагнозов, был FASD (Warren et al. 2004).

В настоящее время врачи с большей вероятностью диагностируют у детей FAS или pFAS, чем у детей с меньшей дисморфией и задержкой роста, такими как ARND (Hoyme et al. 2005; Stratton et al. 1996). Для этого есть ряд причин, но следующие два основных фактора: тяжелая дисморфология и задержка роста представляют собой наиболее узнаваемые черты FASD, а точный уникальный нейроповеденческий фенотип FASD (особенно ARND) еще полностью не определен или развитый. Более того, до настоящего времени во всех популяционных исследованиях ФАСН использовались методы скрининга первой стадии, основанные на дисморфических особенностях и задержке физического роста, поскольку дисморфология в настоящее время является наиболее вероятным идентификатором ФАСН.

Вторая концепция, возникшая при попытке объяснить изменчивость характеристик у детей, подвергшихся воздействию алкоголя, заключалась в разбивке потребления алкоголя матерями по количеству, частоте и времени (QFT) воздействия. Определение потребления алкоголя по определенным характеристикам количества, частоты и вариабельности (QFV) впервые было разработано в эпидемиологических исследованиях употребления алкоголя взрослыми (Mulford and Miller 1959, 1960). Используя концепцию QFV, эти исследования эмпирически описали, что было особенно полезно для исследователей, различных стилей и моделей употребления алкоголя на основе данных опроса. Впоследствии эта концепция была адаптирована для изучения практики употребления алкоголя матерями, поскольку они влияют на ФАСН. Вкратце, серьезность повреждения отдельного ребенка в значительной степени быласчитается функцией количества (количества) алкоголя, потребляемого матерью во время беременности, частоты (как часто), когда она употребляла алкоголь во время этой беременности, и времени употребления алкоголя во время вынашивания ребенка (например, пьянство в определенные дни, когда развивались определенные анатомические особенности плода) (май 1995 г.).

Таким образом, материнский риск ФАСН изначально рассматривался в рамках двух основных рамок, описанных выше. Они утверждали, что, если женщина употребляет алкоголь во время определенной беременности, ребенок родится с определенным поражением, от легкой до тяжелой, в зависимости от того, сколько она пьет, как часто и от конкретного времени употребления алкоголя во время беременности. С годами исследователи (как фундаментальные ученые, так и эпидемиологи) и клиницисты поняли, что все не так просто. Было показано, что другие материнские черты и поведение играют важную роль в вариабельном характере черт, проявляемых у подвергшихся воздействию алкоголя потомков с ФАСН и без них.В следующих разделах сначала будут выделены переменные QFT, которые влияют на материнский риск ФАСН, а затем будут описаны другие важные материнские черты, которые были связаны с вариациями тяжести черт ФАСН у детей в ряде исследований.

Пьянство и тяжесть ФАСН: учитываемое количество и частота

Национальный институт злоупотребления алкоголем и алкоголизма (NIAAA) определяет пьянство среди женщин как образец употребления алкоголя, при котором BAC достигает 0,08 грамма процента или выше. Для типичной взрослой женщины этот образец соответствует потреблению четырех или более напитков примерно за 2 часа (NIAAA 2004). Некоторые исследования ФАСН пересмотрели это определение до трех или более порций алкоголя за один раз, поскольку этот уровень употребления алкоголя сильно коррелирует с дисморфологией и поведением ребенка (May et al. 2007, 2008). Было обнаружено, что пьянство является наиболее разрушительной формой потребления алкоголя для развития плода, потому что оно производит самый высокий BAC, и именно пик BAC наиболее негативно влияет на развивающийся плод (Abel 1998; Livy et al 2003; Maier and West 2001; Пирс и Уэст 1986; Уэст и Гудлетт 1990).

В группах населения с наиболее высокими показателями частого пьянства обычно обнаруживается наибольшее количество детей, рожденных с ФАСН, особенно с наиболее тяжелыми формами - ФАС и пФАС (May et al. 1983, 2000, 2002, 2007; Urban 2008; Вилджоен и др. 2005). В группах населения, в которых алкоголь употребляется более умеренно, с меньшими количествами, потребляемыми в течение длительного периода времени, обычно будет меньше случаев FASD в целом, больше случаев pFAS, чем FAS, и больше случаев ARND, чем FAS (May et al. 2006), но возможности большинства клиницистов диагностировать большинство менее тяжелых случаев, которые, как считается, существуют, все еще ограничены.

Изучая соотношение только двух наиболее тяжелых форм ФАСН друг к другу, можно получить представление о важности пьянства как фактора, определяющего тяжесть ФАСН. В таблице 1 показано соотношение FAS и pFAS для нескольких популяционных исследований. Популяции, перечисленные в верхней части таблицы, имеют самый высокий процент лиц, злоупотребляющих алкоголем, и в целом отношение случаев ФАС к случаям пФАС выше в сообществах, где более распространено запое. Южная Африка имеет более высокое соотношение случаев ФАС к случаям пФАС, в первую очередь потому, что в ней самая высокая распространенность и наиболее постоянный характер еженедельного запоя, тогда как в Италии самый низкий уровень распространенности запоя. Нормативный образец употребления алкоголя в Италии - умеренное употребление алкоголя во время еды,в то время как пьянство (запой) по вечерам в пятницу и субботу является нормой в изученных южноафриканских сообществах.

Таблица 1

Случаи алкогольного синдрома плода (FAS) и частичного FAS (pFAS) в различных популяционных исследованиях по частоте, проценту и соотношению

Денис Парфенов Автор статей

Постоянный автор и редактор новостных статей, посвященных гемблингу и спорту, фанат казино и карточных игр, независимый обозреватель спортивых мероприятий.